Владимир Кожара
(http://www.greensalvation.org/Russian/Cooperation/Bereginya/9-04/2-2.htm)

 
Побережье:  ЕСТЬ НАСЕЛЕНИЕ,
НЕТ НАРОДА
КАК НАРОДНАЯ ОХРАНЯЕМАЯ ПРИРОДНАЯ ТЕРРИТОРИЯ НА РЫБИНСКОМ ВОДОХРАНИЛИЩЕ СМОЖЕТ, НАКОНЕЦ, РЕШИТЬ СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ
 
 
Определяйте значения слов - и вы избавите мир от половины его заблуждений. Это сказано еще в XVII веке Рене Декартом, выдающимся французским философом, математиком и естествоиспытателем. Пора выяснить, в частности, что есть воля народа. Это пригодится нам при исследовании некоторых проблем природопользования.
 
Наблюдаемая практика употребления слова и словари позволяют толковать волю как способность человека ради удовлетворения собственных потребностей преодолевать в себе влечение к покою, бездействию. Других значений этого слова касаться не будем. Воля интересует нас только как умение людей подавлять в себе желание покоя, когда надо действовать, чтобы удовлетворить потребности. Значение же слова «народ» попробуем раскрыть средствами этой статьи.
 
Сначала кое-что о потребностях. Мы, россияне, известны своей неприхотливостью. Парадоксальный Бисмарк отметил в позапрошлом веке: Россия опасна мизерностью своих потребностей. Он имел в виду - для противника. Но теперь уже очевидно, что Россия опасна прежде всего для самой себя. Большинство ее жителей, особенно сельских, по глубоко укоренившейся привычке обходится очень малым и радикально улучшать свою жизнь не стремится. Есть ли у такого населения потребность сохранять природу? Настолько острая, чтобы для этого оно захотело участвовать в специальных программах, которые могут потребовать от него немалого напряжения сил и соблюдения непривычных норм и правил? Обратимся к фактам.
 
Вот рыбопользование на Рыбинском водохранилище. Уже в середине 90-х ихтиологи Института биологии внутренних вод (ИБВВ) им. И.Д.Папанина РАН предупреждали: «Современная ситуация в рыбном промысле на водохранилище весьма печальна, процветает браконьерство, сети ставят практически все, у кого есть желание и возможность... Ситуация складывается таким образом, когда становится очевидной возможность очень длительного состояния хаоса в рыболовстве на водоеме. Если такая тенденция сохранится на 10-15 лет, то в популяции рыб... неизбежны весьма серьезные изменения, которые приведут к резкому снижению численности, в первую очередь, самых ценных видов рыб» (из публикации А.С. Стрельникова, старшего научного сотрудника ИБВВ РАН, кандидата биологических наук). По мнению старых рыбаков, промышляющих на водохранилище десятки лет, сегодня дело идет к катастрофе. Это подтверждается данными лаборатории ихтиологии ИБВВ РАН: в относительно благополучные времена (1978-99) в водоеме находилось в среднем 142 килограмма рыбы на гектар; в 2000-2001 гг. ее количество уменьшилось до 100, а в 2002 г., впервые за время существования водохранилища, опустилось ниже ста, до 86; в 2003 г. средняя ихтиомасса снизилась уже до 63.
 
А что в сетях? По данным управления Верхневолжрыбвод, с конца 80-х, т.е. с началом новых коммерческих отношений в рыболовстве, вылов сетями, несмотря на старания рыбаков, стимулированные рынком, быстро снижается. В наши дни он в 2-3 раза меньше, чем 12-15 лет назад, когда он составлял 2.5-3.0 тысячи тонн в год и когда на водоеме выставлялось 10-15 тысяч сетей (что было научно обоснованной нормой), т.е. когда их было в 4-6 раз меньше, чем теперь.
 
Основная причина убыли рыбы - непомерная совокупная промысловая, рекреационная и браконьерская рыболовная нагрузка на водоем. «В настоящее время рыба из него буквально выцеживается различными сетными орудиями: ставными сетями, «телевизорами» и «пауками». Общая длина ставных сетей неизвестна даже инспекции рыбоохраны, но можно предполагать, что составляет сотни километров, поскольку ими опутано все водохранилище, его притоки и истоки. Есть участки, где невозможно рыбачить спиннингом, так как блесна постоянно цепляется за сети» (из публикации Е. Г. Ершова, депутата Государственной думы Ярославской области и Рыбинского Совета депутатов, и А.В.Никифорова, председателя общественной организации «Защита и возрождение природы»). Официально зарегистрированных сетей - 50-60 тысяч. Число браконьерских можно определить лишь приблизительно. Их было сравнительно немного в строгие советские времена и стало безумно много в наши либеральные дни, когда браконьеры могут позволить себе все, что угодно, например, ставить и проверять сети среди бела дня на реке в черте города. Эксперты из старых рыбаков считают, что сегодня в водах Рыбинского водохранилища таких сетей не меньше, чем легальных. Маскировать их легко. Промысел ведет почти сотня рыболовецких предприятий и тысячи физических лиц. Последние именуют себя успокоительным словом «любители». Между тем их легальный вклад в суммарный легальный вылов сетями, по данным рыбинспекции, составляет 20-30 процентов. Крючковая рыболовная нагрузка приближается к сетной: в периоды, благоприятные для ужения, водоем ежедневно посещают тысячи любителей (спортсменов), вылов рыбы составляет тонны в день.
 
Словом, на Рыбинском водохранилище царит неконтролируемый, нерегулируемый, некомпенсируемый промысловый, рекреационный и браконьерский лов. В течение последних трех-четырех лет ихтиомасса уменьшается уже обвальными темпами. Надвигается ихтиологический коллапс - состояние глубокого упадка популяций рыб, когда ловить уже никому не захочется.
 
Рыбинское водохранилище, разумеется, не исключение. Практически все водоемы Европейской части России сегодня подвержены непомерной рыболовной нагрузке. И всюду ловится значительно хуже, чем прежде, во времена еще совсем недавние.
 
 

 
Центр Казани, на заднем плане кремль с "президентским дворцом".
Очередная сеть (илл. - Владимир_Казань)

 
Что теряем?
 
По большому счету - источник радости. Радость же, как известно - источник здоровья. Специалисты установили, что основная причина нынешней катастрофической убыли населения России - безрадостное существование, безысходность, потеря смысла жизни, социальная агрессивность и гнев. Ловля рыбы дает мощный заряд положительных эмоций. Особенно ужение. Этой оздоровляющей страстью захвачено 15 миллионов россиян, десять процентов населения страны! Пятнадцать миллионов жаждущих движения, физических нагрузок, приключений, эмоционального подъема. Мечтающих о том, чтобы праздник рыбалки никогда не кончался. Настроенных долго жить. И естественно, озабоченных тем, как остановить оскудение любимых рыбных водоемов, как в этом безумном мире спасти живую и всякую другую природу. Разве миллионы этих жизнестойких и преданных родным землям и водам мужей и жен не есть бесценное достояние российского общества и государства?! Особенно теперь, когда количество сильных духом и телом в стране, мягко говоря, не растет и когда источники этого роста - дороже всего на свете. Конечно, нефть и газ - имущество нешуточное, золотоносное. Но отчужденное золото не вдохновляет нацию. Скорее деморализует. А рыбалка вдохновляет, поддерживает интерес к жизни и, если угодно, чувство собственного достоинства. Лишиться рыбных запасов внутренних водоемов значило бы потерять нечто несопоставимо более важное, чем материальный ресурс, объект промысла, пусть даже и очень ценный. Исчезла бы чудодейственная терапевтическая, педагогическая и природозащитная среда. А ведь это фактор национальной безопасности!
 
Знают ли люди, местные жители, что кровное их достояние - кормящие и очеловечивающие земли и воды - сегодня варварски опустошаются и калечатся? Понимают ли, как завтра это скажется на экологических, экономических и эстетических качествах исторически сложившегося природного комплекса? Как повлияет на рыболовный, охотничий, грибной и всякий другой отдых «на природе»? Безусловно, знают и понимают. И конечно же, испытывают потребность в хорошей природе - здоровой, красивой и изобильной. Если не все, то большинство. Но готовы ли они спасать природу, преодолевая естественное нежелание брать на себя больше, чем нужно для удовлетворения насущных потребностей?
 
Разрушительное природопользование зашло у нас почти всюду теперь уже так далеко, что спасти оставшееся и создать условия для восполнения утраченного можно лишь всем миром, волей народа, воплощенной в деятельности по специальным программам. Но есть ли у нас сам народ? Ведь он представляет собой прежде всего коллектив, самородную самоуправляемую территориальную общность людей, образующуюся для обустройства территории как сферы потребления с необходимым производством и импортом. Подобных коллективов, действующих исключительно в интересах территории, а не в интересах отдельных отраслей производства или групп людей, в стране все еще крайне мало. Таков итог тысячелетнего тоталитарного режима в России. Тоталитарному руководству не нужен народ с его осознанным правом и умением распоряжаться и управлять имуществом территории, в том числе природными ресурсами. С народом пришлось бы делить власть, т.е. пускаться в подлинную демократию со всеми вытекающими отсюда последствиями. Прежде всего в политике развития страны пришлось бы исходить не из примата интересов верховной власти и крупного капитала, а из примата качества населения - строить и проводить эту политику так, чтобы на местах оказывались востребованными возможности сплоченного народа, а не разобщенных жителей.
 
Особенность государственной политики развития России сегодня, как и прежде, состоит в том, что эта политика не нацелена на улучшение населения именно как народа - силы, призванной «править бал» на местах и нести ответственность за качество, - свое собственное, своей сферы потребления и ее ресурсной базы. Государство как будто специально культивирует условия, при которых институт местного самоуправления - главный фактор самосовершенствования населения, становления народа - сформироваться в стране не может. В этом оно особенно «преуспело» в сельской местности. Там нет народа. А если и есть, то очень слабый, ограниченный, безвольный, неспособный бороться со своими слабостями, улучшать себя. Но, как известно, если народ не самосовершенствуется, он уходит в перегной, на котором восходят другие народы. Это - и правда истории, и закон развития, и «историческая справедливость».
 
Если бы на побережье Рыбинского водохранилища существовал монолитный народ, а не рыхлое множество жителей, нам сегодня не пришлось бы констатировать там и бездарного, бесперспективного рыбопользования. Народ никому не позволил бы и сам не стал бы душить сетями этот замечательный рыбопродуктивный водоем. Он сделал бы его всероссийским и мировым объектом рыболовной и охотничьей рекреации. Это был бы исключительно выгодный рыночный продукт. Одержимые рыбалкой и охотой и готовые платить за это никогда не переведутся. Если, конечно, систематически обеспечивать охрану, сбережение и воспроизводство ресурсов, что в отсутствие народа в условиях рынка практически невозможно.
 
Но как из множества жителей, именуемых населением, на побережье можно культивировать народ?
 
Это могло бы происходить в процессе заинтересованного участия жителей в программе улучшения места обитания - экологического, социального, экономического и культурного пространства собственной жизни. Какая программа могла бы оказаться привлекательной для них настолько, что для ее осуществления они стали бы соединять силы, формировать трудовые коллективы, создавать сообща систему управления программой - становились бы целостным субъектом развития места обитания, единым территориальным трудовым коллективом? В данном случае привлекательной была бы программа, нацеленная на выгодную для населения эксплуатацию рыбных и попутно охотничьих и других рекреационных ресурсов края.
 
Представим себе, что Рыбинское водохранилище с островами и широким побережьем имеет статус особо охраняемой природной территории (ООПТ). Но не с тем режимом охраны, что исключает или сильно ограничивает народное предпринимательство на базе местных природных ресурсов, как в государственных заповедниках или национальных парках. Пусть это будет ООПТ, называемая в соответствующем федеральном законе природным парком. По закону, природный парк - это государственное природоохранное рекреационное учреждение, осуществляющее охрану, сбережение и воспроизводство ресурсов за счет платы за услуги по организации различных видов туризма, отдыха и оздоровления. Основной доход здесь будет приносить рыба. Но не в сетях, а на крючках. Скорее даже не пойманная, а только воображаемая. Стоимость сырья, которое допустимо изъять на определенной территории, неизмеримо ниже стоимости услуг по организации нескончаемого праздника на той же ресурсной базе. Золотая рыбка - это не та, что попадает на рынок. Настоящая золотая - это невыловленная, хорошо охраняемая, обильно размножающаяся, дорастающая до трофейных размеров. То есть это когда есть о чем мечтать. Ведь любитель, спортсмен, турист платит не столько за обладаемое, сколько за ожидаемое. Словом, если остановить на водоеме вакханалию, прекратить промысловый лов, ввести рыболовную рекреацию в режим, диктуемый рынком и интересами территории, то можно устойчиво получать прибыль. По нашим оценкам, достаточную для бездотационного развития территории, расширенного воспроизводства ее природных и рукотворных ресурсов, роста качества жизни.
 
Выгоды от такого государственного учреждения, по сути, некоммерческого предприятия, для местных жителей очевидны. Данное предприятие всесторонне улучшает территорию, ведь ее качество - важнейший фактор ее привлекательности для рекреантов. Благодаря научно обоснованным природоохранным мерам продлевается на неопределенно долгое время возможность рыбачить и охотиться, что, конечно же, по душе местным рыбакам и охотникам, а это почти все мужское население края. Правда, надо платить, но многосторонняя, многотрудная программа парка предоставляет множество рабочих мест. Рыбаки-удильщики могут участвовать в предприятии не деньгами, а трудом - выполнять какую-либо необходимую для рекреационно-туристического рыболовного бизнеса работу в меру своей потребности в неухудшающейся рыбалке и заинтересованности в улучшении своего места обитания за счет этого бизнеса. То же относится к охотникам. Большинству не может не понравиться и справедливое распределение природных богатств: в парке они не присваиваются, как сейчас, сравнительно небольшим числом частных лиц, а с максимально возможной отдачей «работают» на благо территории, общего «большого дома». В то же время поддерживается и частное предпринимательство, если оно не противоречит идее природоохранного рекреационного предприятия. Не противоречит, например, гостиничный бизнес, чем многие жители побережья уже давно занимаются. Ясно, что этим они могут заниматься тем успешнее, чем совершеннее будет рекреационно-туристическая инфраструктура парка, включая ее природную первооснову, т.е. чем привлекательнее для гостей будет весь комплекс услуг и возможностей на территории. Парк, заинтересованный в высокой посещаемости, естественно, будет содействовать продовольственному предпринимательству, производству мяса, молока и молочных продуктов, овощей, фруктов, меда. Ему будут нужны также магазины, предприятия общественного питания, бани, автостоянки, бензозаправки и другие элементы инфраструктуры, которые могут находиться в частной либо муниципальной собственности.
 
Видимо, этого достаточно, чтобы замысел понравился большинству жителей побережья и чтобы у них появилась общая забота - обеспечить как можно более успешную его реализацию с максимальной пользой для себя. Общая забота - общие планы, хлопоты, действия. Если они не будут подавлены в зародыше, то раньше или позже из них вырастет коллективная деятельность, направленная на обустройство-развитие территории. Сформируется коллективный субъект развития во главе с выборными органами местного самоуправления, уполномоченными выполнять в программе нормотворческие, управленческие, попечительские, контролирующие, надзорные и другие функции. Этот коллективный субъект улучшения собственного места обитания, по нашему мнению, и есть народ. Местный, конечно. Развитый в меру трудов, положенных им на улучшение места. Но даже на начальных стадиях процесса он представляет собой силу, с которой не может не считаться государственная власть и бизнес. Народ - генеральный собственник территории, хозяин всех ее ресурсов. Только он имеет право на природную ренту. Все остальные собственники, владельцы, пользователи ресурсов распоряжаются и пользуются ими по правилам и нормам, записанным в уставе территории, разработанном и принятом этим хозяином.
 
Влиять на деятельность государственного природоохранного рекреационного учреждения - природного парка - народ побережья мог бы через созданный им общественный попечительский совет парка. Со своей стороны, всякая нормальная администрация ООПТ заинтересована в том, чтобы режим особой охраны поддерживался местным населением. Очевидно, что его содействие режиму и программе ООПТ будет тем результативнее, чем в большей мере оно является народом.
 
При поддержке Комитета по охране окружающей среды Ярославской области, идею народной ООПТ на Рыбинском водохранилище пытается реализовать Ярославская региональная общественная организация «Ноохора» в рамках известной программы «Побережье» в проекте под названием Природный парк «Коприно». Место - часть Волжского плеса водохранилища. Площадь планируемой части плеса с островами и побережьем составляет 49.6 тысяч га. Территория относится к двум муниципальным округам - Некоузскому и Рыбинскому. В проекте реализуется новая стратегия заповедного дела, известная как Севильская стратегия для биосферных резерватов: ООПТ должны быть встроены в систему рыночных отношений и способствовать экономическому развитию; только при таком условии они могут удовлетворительно выполнять природоохранную функцию. Эти идеи актуальны и широко поддерживаются. Предлагаемый проект получил высокие оценки специалистов Центра экологической политики России, Центра охраны дикой природы, Комитета по экологии Государственной Думы РФ и других.
 
Но, к сожалению, в регионе существуют силы, заинтересованные в том, чтобы проект не состоялся. Это те местные жители, кого устраивает неохраняемость природных богатств, позволяющая их безвозмездно присваивать. Это также предприниматели, захватившие рыбный промысел на водохранилище, и предприниматели, эксплуатирующие рекреационно-туристические ресурсы планируемого парка. Наконец, это чиновники, которым выгодна ситуация «мутной воды» - непрозрачного природопользования, - с которой режим ООПТ, разумеется, несовместим. Сопротивление значительно и оно растет. Преодолеть его инициативными группами граждан практически невозможно. Нужна воля народа. Следовательно, нужен народ.
 
Так, может, «всенародно избранные» помогут? Но не заблуждение ли, что у нас они есть? Пусть избранные, но, может быть, все же не народом, а населением, которое в России, особенно сельской, является лишь более или менее качественным сырьем для народа? И даже не населением, а только проголосовавшей частью электората? Если заблуждение, то отнюдь не безобидное. Выходит, государство и население не знают, в чем главная проблема России? Не в том ли, что государство не культивирует условий, необходимых для образования народа?
 
Определяйте значения слов...
 

 
 

Оптимизировано для IE5+ 800x600

 
 
Установлены 2-4.01.2006 Fishing Topsites
image linking to 100 Top Bait and Tackle Sites Vote for Us at The Outdoor Lodge's Top Fishing Sites Rambler's Top100 Click Here to Visit!